Забыли?
Загородная недвижимость Санкт-Петербурга

Советы

В строительстве, к сожалению, очень много скептицизма, основанного на привычках, а не на фактах. Прогресса не будет до тех пор, пока мы боимся и избегаем всего нового. читать >
Очень важный вопрос — все формальности в оформлении сделки. читать >
Считайте свои деньги! Дом из полистиропбе - тона экономичен не только при строительстве читать >
Кованые изделия многофункциональны. Они эстетично смотрятся, радуя не только хозяина, гостей дома, но и многочисленных прохожих. читать >
Во все времена витражу приписывалась определённая смысловая нагрузка - просветлять душу. читать >
Кирпич как никакой другой материал требует соблюдения принципа равновесия. читать >
птимальным условием для строительства подвала является низкий уровень грунтовых вод читать >
Окрашивание фасада дома является одним из традиционных видов наружной отделки и осуществляется для защиты стен читать >
Стоит или не стоит его заключать - решать Вам читать >
Оптимальным условием для строительства подвала является низкий уровень грунтовых вод. читать >
Все советы >

Реклама

Принципы и стратегия обустройства загородной среды обитания — вопрос весьма важный и актуальный, особенно в связи с небывалым ростом количества коттеджных поселков и частных домовладений в окрестностях Петербурга и в Ленинградской области. Сегодня эту проблему обсуждают генеральный директор компании «Спецпаркдизайн» Юрий Скибин и ландшафтный архитектор, заведующий кафедрой СПбГАСУ, профессор Валерий Нефедов. Юрий Скибин: Развитие загородных территорий — объективный процесс; темпы его неуклонно растут. Загородные территории включаются в общую урбанистическую конструкцию Петербурга, являются его продолжением. Формируется новая среда обитания человека, но будет ли она отвечать требованиям наших потомков — большой вопрос! Планирование урбанистической среды — серьезная и большая проблема, но комплексно у нас ее, по сути, никто не решает. То есть стратегическим планированием территории Ленинградской области не занимаются, поэтому совершенно непонятно: по какому пути пойдут эти территории? Повторятся ли ошибки развития Петербурга, который пока так и не стал удобным и безопасным для горожан местом для жизни? Валерий Нефедов: Пока задачи обустройства загородных территорий решаются в лучшем случае на отдельно взятых участках. За забором владелец участка может создать если не идиллию, то по крайней мере нечто, отвечающее его представлениям об этой самой идиллии. Этот тот уровень, когда потребитель, найдя специалиста, имеет возможность обустроить загородную среду в пределах имеющегося участка земли. Хотя, конечно, хороших специалистов пока очень мало, и это еще одна большая проблема. Дело в том, что ландшафтных архитекторов у нас нигде не готовят. В одном учебном заведении выпускают специалистов по растениям, в другом — собственно архитекторов, но такой специальности, как ландшафтный архитектор, ни в одном российском вузе нет. А если нет специалистов, то кто будет проводить ландшафтное планирование больших загородных территорий? Нынешние, с позволения сказать, специалисты не имеют представления о том, что такое жизнь человека в природной среде. У нас спешат выстроить поселок, продать объекты — и все! Хотя продавать по идее надо загородный образ жизни, обустроенную и гармоничную среду обитания, в которой человек чувствовал бы себя комфортно. Ю. С.: К сожалению, мы сейчас идем по американскому пути, которым решалась задача переселения большинства жителей Америки в индивидуальные дома. Однако при этом были упущены из виду другие важные задачи. Сейчас американский домовладелец привязан к автомобилю: куда бы то ни было он непременно должен ехать. Другая ситуация в Англии, где существуют загородные поселения, включающие центральную улицу со всеми элементами инфраструктуры: магазинами, аптекой, школой, пабом и т. д., и прилегающие улицы, где расположены индивидуальные дома. В итоге житель поселка спокойно перемещается в пределах этого обустроенного и уютного пространства, получая все услуги, а машину использует только для поездок в большой супермаркет. Английский вариант — это пример по-настоящему продуманной загородной среды обитания. Однако у нас пока развитие идет по первому пути — когда все, что необходимо для жизни, находится либо в мегаполисе, либо на большом расстоянии от загородного дома. В. Н.: Итогом такого пути становится изоляция людей друг от друга, их размежевание и индивидуализм в предельной его форме. А ведь это ошибка: люди за городом тоже должны и могут продуктивно общаться, чувствовать себя сообществом, а не просто собственниками, сидящими за высокими бетонными заборами. Такому сообществу и с местной властью общаться легче, поскольку любая власть прислушивается прежде всего к коллективным, а не индивидуальным голосам. У нас же номинально создаются товарищества собственников, а на самом деле все разделены заборами и крайне неохотно участвуют в каких-то общих делах. И это следствие стратегической ошибки, поскольку изначально не было плана территории. Еще до начала строительства следовало поинтересоваться у людей: что бы они хотели иметь рядом со своим жилищем. А самое печальное, что и люди не очень-то откликаются, когда им предлагают концепцию развития территории. Они получили собственность, выстроили заборы, а остальное их, к сожалению, мало волнует. Между тем в этой области уже появились неплохие концептуальные наработки. Специалисты убедились, что западные предложения в части обустройства загородной среды, как правило, наших людей не устраивают. Поэтому разрабатываются предложения с учетом российской ментальности — в них есть своя логика, свой культурный сюжет. И другого пути увлечь людей идеей обустройства среды обитания не существует. Ю.С.: Наверное, имеет смысл говорить не только о проблемах в этой области, но и о позитивных примерах. В той же Америке мы видим и вполне удачные решения концептуального развития поселений. В свое время администрация одного небольшого городка решила преобразовать депрессивную среду старого промышленного центра. В целях экономии работа была заказана местному университету. Проект был вывешен на общее обозрение, и его в течение какого-то времени дополняли все желающие жители городка. В итоге родился окончательный проект; он был увязан с инвестиционным проектом, а затем реализован на благо всех жителей. У нас, к сожалению, такое подключение проживающих на загородных территориях не практикуется — участие наших людей в принятии решений, как правило, протестное. В. Н.: Это крайне серьезный вопрос — отношения властных структур с теми, кто проживает на загородных территориях. Пока власти в основном обустраивают свои места проживания и работы. То есть создают локально-гармонизированное пространство, закрываются от нас в своеобразных оазисах. Но если бы удалось в один прекрасный день достучаться до местной власти, дело могло бы сдвинуться с мертвой точки. В рамках отведенного бюджета власти должны инициировать конкурсы на обустройство среды обитания для полноценной загородной жизни. К кому должны обращаться с этой целью властные структуры? К тем, у кого есть хоть какие-то разработанные идеи: к профессионалам, которые все-таки появляются. Можно подключать, к примеру, студентов СПбГАСУ — они со свежими мозгами, новыми идеями, наконец, с энергией молодости. Нужно активно вовлекать во все креативные процессы и местное население, ведь в конечном итоге все делается во благо этого самого населения. У нас, к большому сожалению, распространена другая практика: держать население за баранов, которым приказывают, а они послушно исполняют. Преодолеть такое отношение властей можно только консолидацией, совместными действиями. Ю.С.: Причем это вполне реально. Давайте задумаемся: какова у нас роль чиновника? Он ведь хочет быть успешным в деятельности на своем посту, хочет быть замечен и отмечен, он заинтересован в инвестициях, а значит, и в том, чтобы разумно и правильно обустраивать загородные территории. Надо апеллировать к его честолюбию, использовать конкуренцию между разными районами и т. д. Эти механизмы прекрасно работают на Западе и могут начать работать и у нас. В. Н.: Нашим властям надо привыкать работать в этой части на других основаниях и другими способами. Советское время выбило, к сожалению, из наших руководителей навыки хозяйствования; мы в этом отношении проигрываем и развитым странам, и бывшим партнерам по социалистическому блоку. Один из таких новых аспектов — определенный инвестиционный риск вложений в создание полноценной загородной среды. Но здесь имеет смысл рисковать, потому что позже в той или иной форме эти вложения обязательно окупаются. Это прибыльно для инвесторов, а также повышает рейтинг властных структур. Имеет смысл активно включаться в этот процесс и СМИ, в частности журналу «Загородное обозрение». Про все удачные начинания в области создания полноценной и обустроенной среды обитания за городом надо писать статьи, снимать передачи — одним словом, всячески пропагандировать подобный опыт. Ю.С.: К новым аспектам работы относится и конкурсная основа выбора заказчика работ. В странах, где гордятся созданием среды, удобной для жителей, при проведении конкурса цена тоже является фактором выбора, но далеко не главным и не единственным. Определяющим становится профессионализм и авторитетность компании, которая сможет решить поставленную задачу наилучшим образом. Обязательно привлекаются специалисты по планированию городской среды (Urban Planners), которые в нашей стране практически отсутствуют. Затраты на инфраструктуру, включая ландшафтные работы, как правило, окупаются превращением захолустья в центр притяжения инвестиций, новых жителей и т. д. Важно понимать, что города конкурируют. Наиболее удобные развиваются и цветут, ленивые — стагнируют! В. Н.: На Западе действительно другая система конкурсного отбора. В некоторых округах Франции, к примеру, тендер признают состоявшимся, лишь если в нем приняли участие минимум шесть претендентов. То есть там создаются нормальные условия для здоровой конкуренции профессионалов. По идее и у нас это должно проходить так же. В журнале, скажем в «Загородном обозрении», должны появляться объявления типа: «Таким-то муниципальным образованием объявлен тендер на обустройство дачного поселка такого-то. Для участия в конкурсе приглашаются ландшафтные архитекторы и специализированные компании. Срок подачи заявок такой-то». Когда будет подано не меньше шести–восьми заявок, все приглашаются в местную администрацию, получают задание, выполняют его, а затем независимое и неангажированное жюри выносит вердикт в пользу той или иной фирмы. К сожалению, пока преобладает предварительный сговор властей с какой-то подконтрольной компанией, зачастую абсолютно непрофессиональной, и результаты таких отношений мы видим в окрестностях Петербурга и в Ленобласти. Мы стремительно поглощаем природное окружение нашего города, мы безнадежно портим лучшие места, которые постепенно застраиваются бетонными заборами, убивая и ландшафт, и само понятие «загородный образ жизни». Побеждает наш мрачный, дикий рынок, а не цивилизованный подход. Ю. С.: Это ведь, ко всему прочему, еще и неуважение к людям. Нельзя считать народ безграмотным стадом — люди ездят за границу, многое видят и хотят жить в нормально обустроенной среде обитания. Ландшафтный фактор в настоящее время гораздо более значим, чем думают те, в чьей власти принимать решения по обустройству какой-то загородной территории. Местное руководство должно разрабатывать перспективные планы развития территорий и населенных пунктов с четким представлением: что мы хотим здесь получить. Если хотим привлечь инвестиции в производственный сектор, нужен один план, если хотим превратить это место в курорт — другие проработки. Причем эти проекты и планы не должны быть директивными — их следует обсуждать с населением и профессионалами загородного рынка. В. Н.: Западный подход иногда, конечно, проникает на наш рынок при участии отдельных зарубежных компаний. К примеру, шведы разработали концепцию развития большой территории в районе Юнтолова. Причем подошли к решению проблемы очень грамотно и деликатно: сохранено максимум зеленых насаждений, природа осталась почти нетронутой, а застройка оказалась буквально вписанной в природную среду. Но, чтобы такой опыт распространился, нужны решения высоких политических фигур, поскольку пригласить хорошую западную компанию стоит немалых денег. У нас пока это больше практикуется на территории города, в частности зарубежные компании строят «Балтийскую жемчужину», далее «Охта-центр». Ю.С.: Думается, запуск названных проектов, той же «Балтийской жемчужины», должен сыграть положительную роль. Когда люди увидят, что сформирована новая среда для полноценной жизни, то наиболее успешными на рынке станут именно такие объекты. И удачные новые загородные проекты, в которых не просто построены дома, а внутри и вокруг создана среда обитания, тоже будут служить ориентирами. Проблема только одна: не наломать дров до того, как осознаем важность таких вещей. То есть не испортить самые лучшие пригороды и районы Ленобласти. Нужно оставить резерваты лесов, сохранить «зеленые коридоры». В городе мы, к сожалению, уже упустили уникальную возможность создать из бывших промышленных зон зеленые пояса, как это сделали во многих европейских мегаполисах. Мы натыкали туда бизнес-центров, каких-то других объектов коммерческой недвижимости. О разнице в цене объектов недвижимости с видом на глухую стену завода и на парк (а-ля Централ Парк в Нью-Йорке), я думаю, можно и не говорить… В. Н.: К сожалению, самые лучшие места уже ушли. Они, как я это называю, заросли коттеджной плесенью, которая разрастается вокруг города, уничтожая тот природный слой, который надо было обязательно сохранить для людей. Людям там зачастую неуютно и неприятно жить, но голосов их мы пока не слышим. Поэтому хорошо бы, допустим, с помощью журнала «Загородное обозрение» организовать какой-то опрос жителей наших коттеджных поселков. Возможно, это будет анкета, которая поможет прояснить: чем люди недовольны, чего им не хватает, так сказать, для полного счастья. Ю. С.: Еще один путь выхода из этого кризиса — это образование, как мы уже говорили. Надо вводить новые специальности в университетах, в частности готовить ландшафтных архитекторов. А такие решения можно принять только на самом высоком уровне. В. Н.: Остроту этой проблемы трудно преувеличить. Уже созрела идея: провести пресс-конференцию с участием руководителей вузов, где обсудить необходимость профессии ландшафтного архитектора. Отсутствие этих специалистов оборачивается уничтожением окружающей среды, бездарным разбазариванием пригородных территорий. Тут опять налицо чей-то недосмотр, и опять на этом пути сплошные утраты. А хотелось бы, чтобы были обретения. http://zagorod.spb.ru


Комментарии

{"mname":"articles","id":"368"}